Затерянный мир-2020. Муза странствий.

31 октября — 1 ноября 2020 года

ежегодный внедорожный квест

от рассвета до заката через ночь

40 часов нон-стоп

встреть Музу Странствий и напиши свою поэму

Регистрация ЗАКРЫТА

Старый больной слесарь присел на ступеньки крыльца и закурил…

Утро было зябким. В лучах раннего солнца стелилась дымка от испаряющейся росы. Поправив, спадающее с плеч одеяло, он погладил ластившегося и урчащего, как холодильник, кота.

Ночь не задалась…

Просыпался раз пять. Снились странные вещи.

Виделось, как он шел по лугу, на котором весело щебеча, стайка озорных проказниц, в молочно-белых туниках, водила хоровод. Одна из них двинулась в его сторону. Высокую траву ветер ласково гнал волнами, издавая тихий шелест. Казалось, что девушка плывет, бесшумно ступая, по бескрайнему морю. Разум пьянили запахи клевера, полыни, и иван-чая.

Девица была приятная. Льняные волосы струились по плечам, в руках недоплетенный венок. Бездонные глаза с озорной искоркой дополняли застенчивую улыбку.

Приблизившись к нему, она молвила низким томным голосом:

 — Здравствуй. Знаю, гложет тебя неизвестность. Ступай к лесу, там найдешь ответ, тропой от опушки иди, а дальше слуги мои подскажут.

 — Кто ты?

 — Муза, но не твоя. Ступай и не оборачивайся. Обернешься — с Пути собьешься. Пройдешь — познаешь и успокоишься.

Он двинулся в низину к лесу. На опушке ему повстречались грибники. Один был высокий с корзиной, курил и смотрел в небо на поющих птах, второй, грузный, что-то бубнил, швыряясь в траве длинным посохом. На приветствие не ответили, лишь толстяк махнул посохом в сторону деревьев.

Ступив на лесную тропу, он попал в царство звуков и запахов. Шелест листвы разбавляли многочисленные звуки. Деловито жужжали шмели, у травы попискивал гнус, вдали задавал дробь дятел. На развилке у кустарника стоял здоровенный мужик в капюшоне, спиной к дороге. Подойдя к нему ближе, только хотел спросить дорогу, как тот развернулся и врезал громовым басом:

 — А вы ноктюрн сыграть могли бы на флейте водосточных труб?

Слесарь аж подпрыгнул, перед ним стоял Маяковский из старого учебника. Здоровяк пригладил огромной ладонью буйный чуб и указал на тропу слева от кустарника.

Мурашки сбегали вниз по затылку, стадами бегали по спине и сыпались горстями в штаны…

Открыл глаза, луна освещала стену с часами. Еще и полуночи не было. Во рту ощущение россыпи панировочных сухарей. Откинув одеяло посеменил к ведру с водой. Стараясь не греметь, зачерпнул и выпил пол ковша холодной живительной влаги. Подивился сну. Подошел к кровати, потянулся и улегся, укрывшись простыней. Зевнув, провалился в дрему…

Взобравшись на пригорок увидел мужичка, сидевшего прислонившись к сосенке. Лопоухий с залысиной, он бережно взял с раскинутой с нехитрой снедью тряпицы, варенное яйцо и бережно начал его чистить. Приближавшемуся путнику он лишь махнул рукой в сторону журчащего ручья и молвил в след:

 — Бессонница. Гомер. Тугие паруса. Я список кораблей прочел до середины;

Слесарь в изумлении обернулся:

 — Осип?

 — Мандельштам. — ответил лопоухий, вскинув руку в приветствии, и снова указал в сторону ручья…

Перебрался по мосткам через ручей, прошел через молодую березовую поросль и вышел на широкую дорогу. По ней скакал всадник с лихими усами и декламировал, обращаясь к миру:

 — Ради бога, трубку дай! Ставь бутылки перед нами.

Дениса Давыдова он узнал сразу, в его музей ездил с внуком недавно. От школы была экскурсия и его назначили провожатым, в помощь учительнице.

Двинулся по дороге за скрывшемся в лесных сумерках всадником.

В стороне от дороги слышался нарастающий рокот ниспадающей воды. Хотелось умыться и отдохнуть. Свернул и пошел на звук. Вышел к речке. Она вырывалась из под моста и с грохотом спадала по каскаду, чтобы успокоиться и течь дальше. Пройдя ниже по течению, туда где берег положе, увидел стоящего по пояс в воде, юнца с южными чертами лица. Тот, скрестив руки на груди, задумчиво любовался шумевшим вдали водопадом. Вдруг он, зачерпнув воды ладонями, сложенными лодочкой, поднял над собой мириады брызг-звездочек, сверкающих в лучах заката:

 — Тихо льется тихий Дон, желтый месяц входит в дом.

Слесарь, увидев под вскинутыми руками, упругую девичью грудь с озорными сосцами только и мог вскрикнуть:

 — Ах…

 — матова. Анна. — вторила она, стыдливо прикрываясь ладошками, и двинулась к противоположному берегу, туда где лежала ее одежда.

Открыл глаза, за окном брезжил рассвет. Майка прилипла к телу. Снова хотелось пить. И курить. Закутавшись в одеяло и испив воды, нащупал на столе сигареты и пошел на воздух.

Старый больной слесарь присел на ступеньки крыльца и закурил…

Регламент мероприятия

Список заявленных экипажей